Mikkeller beer лучшие сорта

Пиво Mikkeller приехало в Беларусь

Пиво датской пивоварни Mikkeller поступит в продажу в Минске уже в ближайшие дни. В субботу об этом сообщил импортёр пива BeerCap во время празднования своего Дня рождения.

Mikkeller — это один из главных столпов крафтовой революции в Европе. Компания была создана в Копенгагене математиком Миккелем Боргом Бьергсё и журналистом Кристианом Кларупом Келлером. Они несколько лет успешно занимались домашним пивоварением, выигрывали в тематических конкурсах в Дании и даже продавали своё пиво в небольших локальных барах. В 2006 году они решили заняться своим увлечением всерьёз. Правда, уже через год Келлер решил уйти из компании и сосредоточиться на карьере журналиста. Зато Бьергсё продолжил заниматься любимым делом. И теперешний успех Mikkeller доказывает его правоту.

Компании скоро исполнится десять лет, но сейчас, как и в самом начале своего пути, Mikkeller варит пиво на чужих мощностях — заводах в Дании, Бельгии, Великобритании и США. Недавно компания приобрела одно из производств AleSmith в Сан-Диего, где, согласно с планами Бьергсё, будет вариться пиво в коллаборации с другими крафтовыми пивоварами со всего мира. Сейчас пиво компании продаётся в 40 странах, а в семи городах на разных континентах открылись фирменные пабы Mikkeller.

За время существования компания сварила более 800 различных сортов пива. Среди них крайне необычные экспериментальные сорта (кто ещё мог придумать сделать пиво спонтанного брожения на свекле, рябине или киви?), шедевральные имперские стауты (четыре сорта сейчас находятся в ТОП-50 RateBeer в своём стиле, а Beer Geek Brunch Weasel и вовсе в списке лучших сортов в мире), барливайны и квадрюпели.

В Беларуси эти эпичные крепкие сорта, к сожалению, не купишь. Об особенностях нашего законодательства уже много сказано, да только воз и ныне там. Зато приехали 15 других отличных сортов, в том числе и один из самых моих любимых — Årh Hvad?!. Это просто грандиозный бельгийский эль, который сварен как вариация на тему траппистского пива Orval. Даже не буду описывать его аромат и вкус — просто попробуйте!

Семь сортов уже появились в продаже в «Точке» (100 тысяч белорусских рублей за бутылку). Скорее всего, к концу недели пиво поступит в Craft House, а позже и в другие местах в городе. Следите за информацией у BeerCap.

Источник: rdnv.me

Mikkeller: «Я просто хотел варить хорошее пиво»

Миккель Борг Бьергсё начал варить пиво на кухне, копируя коммерческие образцы, а сегодня Mikkeller — это одно из главных имен на мировом крафтовом рынке. Журнал Paste поговорил с Миккелем о том, как всё начиналось, и куда он намерен двигаться дальше. Перевод интервью опубликовал сайт Profibeer.

Mikkel Borg Bjergso. Фото: Andrea Shea/WBUR

— Какие пиво или какие пивоварни заинтересовали вас своим крафтовым пивом?

— В Дании конца 90-х было по большей части только макро-пиво вроде Carlsberg. Затем внезапно стало появляться немецкое и бельгийское пиво, которое в Дании тогда считали чем-то особенным — интересным, отличающимся от массового. Однако захватило меня пиво только тогда, когда я попробовал американский крафт. Для своего времени то пиво было экстремальным, эпатажным — ничего подобного мы в Европе не пробовали. Это были IPA, двойные IPA и имперские стауты, в основном с Западного побережья, с пивоварен вроде Stone и AleSmith.

— Расскажите, как вы решили вывести Mikkeller на коммерческий уровень.

— Я начал варить пиво дома в 2003 году, просто потому что мне хотелось попробовать. Тогда я пил крафтовое пиво и думал, что было бы прикольно самому попробовать варить. Так что я три года варил пиво дома и начал получать действительно хорошие отзывы. Легко получить позитивный отзыв, когда ты угощаешь своим пивом друзей — они знают, что если скажут, что им нравится пиво — то ты нальёшь ещё. Но мне показалось, что круто получить фидбек от людей, которых я не знаю, и я решил варить пиво и распространять его чуть пошире. Я просто хотел понять — действительно ли хорошо то пиво, которое я варю на кухне. В 2006 году я выпустил первое пиво. Тогда я работал учителем, и мне нравилось учить, а пивоварение было просто увлечением.

— В 2006 году вы впервые появились на Copenhagen Best Festival со своим Beer Geek Breakfast. Каково это было — участвовать в таком крупном фестивале?

— Было интересно. Мы продавали немного домашнего пива в одном из пивных магазинов Копенгагена в 2005 году. Beer Geek Breakfast стал лучшим в мире стаутом по рейтингу RateBeer 2005 года, так что когда мы решили вывезти его на фестиваль, внимания было очень много. Импортёры прилетели из США попробовать пиво. Было очень странно: вот ты домашний пивовар, ты выпускаешь первое пиво, и прилетают все эти крупные американские импортеры… Это был забавный, но пугающий опыт. Всего мы сварили около двух тысяч бутылок. И первый наш контракт был на партию такого размера, который мы раньше не варили. Было весело и страшно.

— Как этот опыт изменил вашу жизнь и ваше отношение к своему пиву?

— Честно сказать, ничего особо не поменялось — я продолжал работать учителем, и мне нравилась эта работа. Конечно, я был очень занят, потому что я работал учителем на полную ставку, и управлять Mikkeller с самого начала было сложно. В первые три года я говорил, что если мне придется выбирать, то я перестану варить пиво, но продолжу работать учителем. Когда мы открыли наш первый бар в 2010 году в Копенгагене, я начал понимать, что теперь от меня зависят работники, и я должен продолжать. Не то чтобы я мечтал оказаться там, где я есть сейчас, я просто хотел варить хорошее пиво, и я по-прежнему хочу варить хорошее пиво и предлагать его как можно большему кругу потребителей.

— Когда вы стали контрактным пивоваром, с какими вызовами вы столкнулись?

— Когда мы начали, мы работали на маленькой датской пивоварне. После 20 литров на кухне тысяча литров — это совсем другое, а я не понимал этого, и делал всё так же, как на кухне. Пиво, которое я варил на кухне, получалось действительно классным, людям оно нравилось, и я не хотел ничего менять. Добавить хмель в кастрюлю на кухне просто, но если умножить это на 50, это будет целая куча хмеля, к которой нужен другой подход, а мы этого не делали. Когда мы варили Beer Geek Breakfast на кухне, мы использовали френч-пресс, но если масштабировать, то это куча работы френч-прессом, и я занимался этим целую ночь. Многое было трудно, но это был хороший опыт. Я не хотел ничего менять. Пивовары предлагали мне просто добавить кофе в конце варки, но я говорил — «Нет, вкус будет другой».

Mikkel Borg Bjergsø. Фото: Politiken.dk

— Постоянно открываются новые пивоварни. Считаете ли вы, что контрактное пивоварение стало более привычным делом?

— Я думаю, это нормально — оно становится всё популярнее, и эта тенденция продолжится. Это даёт людям возможность начать варить пиво, не инвестируя при этом кучу денег и не рискуя всем. Ведь не каждый может пойти в банк, взять кредит и построить пивоварню. Думаю, это хороший путь для начала. По-моему, некоторые самые интересные сорта пива варят именно контрактники, потому что тут не нужно заботиться о чем-либо, кроме самого пива. Не нужно думать о продажах, потому что у тебя нет пивоварни, которая должна окупаться. Я думаю, это интересный способ производства пива. По сути, он особо не отличается от другого бизнеса — например, дизайна одежды. Дизайнеры создают модели, а затем фабрика шьёт одежду — это тот же подход.

— За годы вы выпустили много новых сортов. Что вдохновляет вас на создание новых рецептов?

— Интерес и любопытство. В пиве можно использовать столько вкусов и ингредиентов. Если у меня появляется идея, то я думаю: «Давайте-ка сварим пиво и посмотрим, что получится». Я никогда не понимал традиционные пивоварни, особенно европейские, которые делают четыре сорта, и всё. Честно сказать, на второй раз, когда ты варишь одно и то же пиво, ты уже знаешь, каково оно будет на вкус — тут нет места сюрпризам или восторгу. Каждый раз, когда я пробую своё новое пиво, я волнуюсь, мне любопытно, что получится. И я никогда бы от этого не отказался.

— Вы создаёте рецепты своего пива, но легко ли вам позволить другим варить созданное вами пиво?

— Я варил пиво по всему миру. В данный момент я варю на четырёх разных пивоварнях, со всеми я сотрудничаю уже несколько лет. Они знают, чего я хочу, что я имею в виду, когда говорю то или иное. У меня есть собственная пивоварня в Сан-Диего, и там я работаю так же, как и с пивоварней в Бельгии. Я говорю с пивоварами, посылаю рецепты, мы обсуждаем сырьё. Мне нет никакой разницы, владею ли я зданием и оборудованием, или нет. Я бы никому не позволил варить моё пиво, если бы не был уверен в том, что они могут делать то, о чем я их попрошу. Конечно, сотрудничество с другими пивоварнями — это другое дело. Его цель — чему-то научиться у других пивоваров, и самому их чему-то научить.

Читать еще:  Самые лучшие сорта картофеля для посадки: список, описание сортов

— Вы когда-либо боялись, впервые доверяя кому-то сварить ваш рецепт?

— Когда я начал, я сам варил своё пиво, но сегодня, когда я уже много лет работаю с одними и теми же людьми, всё обстоит по-другому. Даже если бы у меня была собственная пивоварня в Дании, я бы нанял пивоваров. У меня есть брюпаб War Pigs в Копенгагене, и там работают пивовары. Я думаю, что сама концепция пивовара на пивоварне устарела. Есть множество известных пивоваров, которые на самом деле не варят свое пиво сами, например, Сэм с Dogfish Head и Гэрретт с Brooklyn Brewery. Они создают рецепты и занимаются сопутствующими вопросами пивоварни. Мне никогда не нравилась собственно работа на пивоварне. Мне нравится создавать новые идеи и вкусы и тестировать их. Вот что мне интересно.

— Вы упомянули, что вы замкнутый человек, хотя многие люди чувствуют связь с вами через ваше пиво, и даже говорят, что узнали вас посредством пива.

— Я такой человек — мне не нравится, когда фокусируются на мне, а не на моём пиве. Те же Сэм и Гэрретт любят быть в центре внимания, и я это очень уважаю. Им нравится проводить дегустации, ездить туда-сюда, но это не моё. Мне нравится концентрироваться на продукте. Я хотел бы, чтобы людям нравилось моё пиво, а не я, чтобы они думали о нем, чтобы интересным считали пиво, а не меня — я думаю, так и есть.

Mikkel Borg Bjergsø. Фото: b.dk

— В 2012 году вы запустили собственный фестиваль в Копенгагене. Чем он отличается от того фестиваля, на котором вы впервые выступили в 2006-м?

— Мы организовали свой фестиваль потому, что участвуя в предыдущих фестивалях, я заметил, что они больше фокусировались не на качестве, а на количестве пива, и многие там напивались. Думаю, особого качества там не было, и организаторы не заботились о нём. Так что я хотел запустить собственный фестиваль, куда мы могли бы пригласить лучших, по нашему мнению, пивоваров.

— Впервые Copenhagen Beer Festival пройдёт в США. Почему вы решили привезти его сюда?

— Мы уже несколько лет проводим фестиваль в Копенгагене, на него приезжают люди со всего мира. И нам захотелось сделать нечто подобное в другом месте. Мы подумали: раз уж мы сделали себе имя в США, то будет классно провести и фестиваль.

Интересно смотреть, как со временем всё меняется. Когда мы впервые провели фестиваль в 2012 году, в Европе и США было не особенно много фестивалей. А сегодня слишком много похожих фестивалей, куда пивовары приглашают друзей. Что касается нашего фестиваля, мы всегда вкладывали много сил в то, чтобы заботиться о пивоварах. С самого начала я думал, что если мне удастся сделать пивоваров счастливыми, они будут приезжать снова и снова, и привозить лучшее пиво, и потребители тоже будут счастливы. Чувствую, нам это удалось, и теперь можно видеть нечто подобное и на других фестивалях, где фокусируются на пивоварах.

Когда мы решили привезти фестиваль в США, мы хотели сделать его немного другим. Я думаю, если бы мы сделали его таким же, то он бы не принес ничего нового — в США уже есть похожие фестивали. Мы подумали, что интересно будет соединить пиво с музыкой — в Копенгагене мы такого не делаем.

— Почему Бостон?

— Хороший вопрос. Просто подвернулась классная возможность. Не то чтобы мы решили поехать именно в Бостон — есть много других мест. Но я очень рад тому, что мы проведём фестиваль именно в Бостоне. Это классное место, мне нравится эта часть Восточного побережья. У нас пивоварня в Сан-Диего, так что мы, вероятно, сделаем что-то и в Калифорнии. Кстати, Бостон ближе к Дании, чем Калифорния 🙂

— Собираетесь ли вы проводить фестиваль каждый год? И если да, останется ли он в Бостоне, или будет кочевать?

— Надеюсь. В этом году он будет достаточно маленьким. Но в будущем, надеемся, будет больше музыки, более крутые группы. Мы хотим создать новый тип фестиваля — можно назвать его музыкальным, но с акцентом на пиво. Надеюсь, нам удастся развить его, сделать в будущем году ещё лучше — посмотрим. Я увлечён этой идеей, но и немного боюсь, ведь это новая территория. Трудно, будучи не такой уж крупной европейской компанией, делать что-то подобное в Штатах. Я очень надеюсь, что людям понравится.

Mikkel Borg Bjergsø. Фото: b.dk

— Ваш брат будет участвовать в фестивале в Бостоне. Писали, что у вас не очень хорошие отношения. Как вы решили, что он будет участвовать в фестивале?

— Эти статьи были хороши для рекламы, но я не думал, что акцент будет именно такой. Мой брат и Evil Twin варят классное пиво. Мы пригласили их в Бостон, и раньше приглашали в Копенгаген. Для меня нет никаких отличий от любой пивоварни: Evil Twin варят отличное пиво, поэтому мы их пригласили, и они будут участвовать, и это классно. Людям всегда интересно почитать о том, что братья не ладят. Но хотел бы я посмотреть на пару близнецов, которые ладят всегда.

— Если бы вы могли что-то поменять на современном крафтовом рынке, что бы это было?

— Мне нравится думать, что я участвовал в создании того, чем крафтовое пиво стало сегодня, и впереди ещё много неисследованного. Мне нравится то, что происходит на мировом крафтовом рынке. Конечно, всегда происходит что-то плохое, но в целом в индустрии быть крайне интересно. Столько всего происходит. Есть тенденция, что пивоварни хотят прежде всего расти, а не производить классное пиво, и не то чтобы мне нравится эта идея, но такова игра. Я никогда ничего плохого не скажу о крафтовых пивоварнях, которые продаются — именно это и происходит, когда в процесс вовлекаются большие деньги. Плохо, когда это влияет на качество, но я понимаю логику. Я дружу с некоторыми ребятами, которые продали свои пивоварни крупным игрокам, и я уважаю их решение. Сегодня модно ругать их, говорить о том, как плохо продаваться, но таковы правила игры. Если вы построили бизнес, и кто-то хочет вам заплатить, то взять деньги — это в человеческой природе. Это не мой план. Мне столько ещё нужно исследовать в мире пива.

— Чего нам стоит ожидать в ближайшие годы от вас, как от человека, который постоянно расширяет границы?

— Всегда много всего происходит. Сложно сказать, ведь я могу чем-то увлечься, а потом все изменится. Сегодня я фокусируюсь на распространении крафтового пива даже в те уголки, где раньше о нем не знали. Есть места, где о крафте знают мало, и, я думаю, это интересно. Например, мы фокусируемся на Азии, потому что там много всего и с точки зрения бизнеса, и с точки зрения уникальных ингредиентов, которые раньше не использовали для пива. Вот на чем мне сегодня хотелось бы фокусироваться.

Кроме того, в последние пять лет я много занимался слабоалкогольным пивом, до 0,5%. Этот сегмент в крафте практически не развит, и мне нравится над ним работать. Мне это интересно. Если можно создать напиток, который по вкусу будет точно как пиво, но без алкоголя — это идеальное пиво. Но если вы спросите меня через месяц, я уверен, мой ответ будет другим.

Источник: pivo.by

Mikkeller: «Пиво сегодня на миллионы лет впереди вина»

Американский хмель высшего качества!

Писатель и активист Роб Хопкинс поговорил с Миккелем Боргом Бьергсё о роли воображения в крафтовом пивоварении и о том, как ему удалось переосмыслить саму идею пивоварни и пивного бара.

— Традиционная модель пивоварения такая – ты открываешь пивоварню, варишь пиво и потом продаёшь его. У вас же совсем другая модель. Расскажите, как вы нашли свой, творческий путь к пиву?

— Мне пивоварение, его физическая сторона, не очень интересно. Я создаю новые идеи, новые вкусы, новые способы пить пиво. В 2006 году я решил не открывать свою пивоварню, а обращаться к пивоварням и использовать их мощности, их сильные стороны и способности. У каждой пивоварни есть своя сильная сторона, и я решил, что будет круто этим воспользоваться.

— Я начал варить пиво на разных пивоварнях по всему миру. Я начал варить в Бельгии, варил много бельгийского и другого пива, варил в Норвегии, потому что тамошняя вода отлично подходит для темного, черного пива. Сегодня это называют контрактное пивоварение — gypsy brewing, и это довольно странное название. Оно и верное, и неверное одновременно. Это мой способ пивоварения. Впервые термин «контрактное пивоварение» использовали именно для Mikkeller, а сегодня это важное явление в пивоваренном мире.

— Вы участвуете в интересных коллаборациях с поварами, с художниками…

Читать еще:  Поздние сорта груш: обзор плучших осенних и зимних видов фото и отзывы 2019

— Сама идея коллабораций в пивном мире тоже достаточно нова. Первую коллаборацию с другой пивоварней я организовал в 2007 году. Я пытался узнать, сколько коллабораций в пивоварении было до этого, и нашел лишь два случая примерно в то же время, и у них была другая цель (ну как минимум у одной).

— Моей же идеей было варить пиво и учиться у других пивоварен, потому что, повторюсь, у бельгийских пивоваров другие идеи, другой образ мыслей, чем у тех, кто вырос в Дании, как я. Так что, варя пиво вместе и помогая друг другу, мы создаем что-то уникальное, то, чего не было раньше. Я принял участие во множестве коллабораций с пивоварнями со всего мира и очень многому научился.

— Потом я подумал, что будет интересно внедрить в пивоварение знания из других отраслей кулинарии и из не-кулинарного мира. Так что я начал сотрудничать с шеф-поварами, и это было тоже новое слово в пивоварении – я перенимал их идеи и их способы использования ингредиентов.

— Если ты используешь пивоваренное сырье, тебе нужно использовать солод так, хмель — так, а кофе — так, но у шеф-поваров обычно есть свой подход к продуктам, и я многому у них научился. И, надеюсь, я тоже их чему-то научил. Я работал с обжарщиками кофе и фермерами, музыкантами и вдохновляющими людьми со всего мира. Я узнал, что мастер какого-нибудь дела, совершенно отличного от твоего, может многому тебя научить о мире, и это можно будет использовать в пивоварении.

— Традиционное пивоварение довольно консервативно, и традиционные заводы обычно варят небольшое число ключевых сортов. Но в крафтовом движении все по-другому – оно разрешило пивоварам использовать воображение и играть. Как вы думаете, что именно запустило эту творческую волну?

— Хороший вопрос. Вероятно, дело в людях. В людях, у которых есть воображение и смелость работать по-другому. Вот сравните с винным миром (я не говорю, что пиво и вино – это одно и то же, но их можно сравнить) – он крайне консервативен. И очень, очень трудно что-то изменить, виноделу нужна очень большая смелость, чтобы работать хоть немного по-другому.

— Примерно так было в пивном мире 25 лет назад. Когда я начинал, на тех, кто не следовал нормам, все смотрели косо и обвиняли в ошибках. Когда я начал заниматься тем, что сегодня называют контрактным пивоварением, без пивоварни, в самом начале я много спорил с потребителями и другими пивоварами о том, могу ли я называть себя пивоваром, если у меня нет собственной пивоварни. Раньше такого не было, и люди немного побаивались идеи контрактного пивоварения.

— Я думаю, дело в смелости, в смелости делать что-то другое, пробовать и менять мир, менять тысячелетние традиции. Многое в пивном мире изменилось. А если вы спросите – почему именно пивной мир? — то я не знаю, что ответить. Может, дело в том, что пиво любят люди определенного типа, не того, что любят вино, например. Это хороший вопрос.

— Вы говорите о себе, что вы очень изобретательный человек. Что в вашем прошлом повлияло на это?

— Не знаю. Я всегда был очень любопытным, и думаю, что это видно. Когда я вижу что-то новое – например, фрукт, которого я раньше не видел, или новое блюдо, — мне всегда очень интересно это попробовать, и я всегда был таким.

— И с пивом то же самое. Если мне приходит в голову какая-то идея, о вкусе или об ингредиенте, то мне очень любопытно проверить, какое получится пиво. Я школьный учитель и скорее человек науки, я вообще не считаю себя творческим человеком. Многие сегодня называют меня очень креативным. Но я не такой, и не был таким раньше.

— Ваша книга, Mikkeller’s Book of Beer, призывает людей становиться пивоварами, изучать мир пивных стилей и вкусов. Насколько, по-вашему, важно для крафтового движения повышать информированность потребителей, делать их более знающими и изобретательными?

— Это очень важно, и для меня это всегда было очень, очень важно. Может быть, и тут дело в моем учительском опыте. И снова придется сравнить пиво с вином. Когда я начинал варить пиво, дегустацию приходилось начинать с рассказа о том, что пиво делается из солода, хмеля, дрожжей и воды.

— Нужно было начинать с нуля, потому что люди ничего не знали о пиве – ничего не знали о напитке, который они пили каждый день. Что касается вина, то людям уже давно не приходится рассказывать, что вино делают из винограда. Все это знают, и все знают, что им нравится, например, белое вино или шампанское. Многие люди знают названия некоторых сортов винограда и знают, что им нравится пино-нуар или шардоне. А в пивном мире такого не было.

— Уже будучи домашним пивоваром, я захотел это изменить. Когда я начал варить пиво дома, мне хотелось самому всё это изучить. Мне не хотелось просто брать рецепт, добавлять ингредиенты, пробовать пиво и говорить – «Окей, классное пиво, идем дальше… Я сварил хороший браун-эль, а дальше будет хефевайцен». Я хотел изучить ингредиенты и узнать, каковы на вкус разные сорта хмеля, разные виды солода и так далее.

— Когда я начал варить в коммерческих масштабах, я назвал это образовательной серией. Сингл-хопы, можно сказать, тоже я изобрел. Никто раньше такого не делал. Может, пара пивоваров делали по одному сорту и говорили: «Мы использовали здесь Cascade». Но я выпустил целую серию из 20 сингл-хопов, сваренных абсолютно одинаково, но с 20 разными хмелями. Моей целью было информировать потребителей – рассказать им о хмеле, объяснить, что хмель – это не вкус, это ингредиент, который дает множество разных вкусов, ароматов и нюансов.

— У меня была и дрожжевая серия – один и тот же рецепт, один и тот же хмель и солод, сброженные разными дрожжами. Потребители тогда не знали, что разные дрожжи дают разные вкусы. Во многом пивоваренную науку определяет то, какие дрожжи вы используете, а не солод и хмель. Дрожжи определяют все.

— Для меня было важно сделать потребителей пива умнее. Я хотел, и до сих пор хочу поднять пиво на новый уровень. Я хотел поднять пиво на уровень, на котором можно о нем говорить, иметь мнение о пиве, знать его – относиться не просто как к напитку, который пьют чтобы утолить жажду, или просто потому, что он нравится. «Я люблю пиво» — это достаточно глупое заявление, потому что пиво – это целый мир. Или «Я не люблю пиво» — я столько раз это слышал. «Нет, нет, мне не нравится пиво». А я отвечал: «Ну хорошо, а какие вкусы вам нравятся? Начнем с этого». Я могу найти пиво для каждого человека. Вот почему для меня очень важно просвещать людей и рассказывать об ингредиентах.

— Вы упомянули вино. В винном мире принято гордиться невероятным разнообразием вкусов и вин, а пиво традиционно считалось чем-то простым. Согласны ли вы, что пивной мир сегодня сравнялся с винным в плане сложности и разнообразия?

— Сегодня мы на миллион лет впереди вина. Суть пива в том, что в нем нет границ, а вино ограничено, вот в чем дело. В вине можно использовать только один ингредиент, ограниченное число способов брожения – в дереве, стали, глине, цементе. В пивном же мире нет даже определения пива, и это очень интересно.

— Что же определяет пиво? Может быть, это нечто с солодом? Но можно сварить пиво из 100% несоложеного сырья. Так что это нечто сброженное. Но можно использовать почти любые ингредиенты. Можно взять что угодно, добавить это в пиво, получить новый вкус – и это всё равно будет пиво. У нас сотни разных рас дрожжей, сортов хмеля, видов солода. Можно сбраживать пиво в открытых и закрытых емкостях, в деревянных бочках из-под виски, вина, чего угодно – даже из-под рыбного соуса или кленового сиропа.

— С пивом можно делать столько всего разного. Так что с точки зрения сложности и разнообразия мы колоссально опережаем вино. Не думайте, я не стараюсь опустить вино – я и вино люблю! Но в моем мире их нельзя даже сравнивать. Это абсолютно разные вещи.

— Кто ваши герои в крафтовом мире?

— У меня много героев. В крафтовом мире много потрясающих людей, потрясающих пивоваров. Мы во многом ассоциируем себя с бельгийским пивом, хотя мы не считаемся пивоварней в бельгийском стиле, но производители ламбика, например, очень меня вдохновляют.

— Смешно, но они вдохновляют меня тем, что у них винодельческий подход к пивоварению. Именно об этом я и говорил. Их традиции и их способ работы очень вдохновляют. Кроме того, несмотря на все это разнообразие ингредиентов, мне нравится и то, что у пива есть свои традиции, что люди веками улучшали и уточняли нюансы и всякое такое.

— Также меня очень вдохновляют американские пивовары – например, Three Floyds Brewing. Не только их пиво, но и их подход к коммуникациям, к маркетингу – их нетрадиционный маркетинг. И это тоже очень вдохновляет.

Читать еще:  Винные сорта винограда: лучшие сорта с описанием и фото

— Вы уже полностью изменили идею того, какой должна быть пивоварня. В Копенгагене вы открыли брюпаб WarPigs. Как вы хотите изменить понимание идеи бара?

— WarPigs — лишь одна из наших локаций, но она отличается от других наших мест. Сегодня у нас 25 баров и ресторанов по всему миру. Когда в 2010 году я собирался открыть свой первый бар в Копенгагене, я хотел изменить то, как люди пьют пиво, и то, как они думают о пиве.

— Тогда, в 2010-м, почти все так называемые пивные бары выглядели одинаково, были одинаковыми Можно было поехать в Англию, можно было поехать в Бельгию и везде найти почти одинаковые заведения – такие «пивоватые» (может, это и странно звучит). Они были темными, со всякой пивной атрибутикой, со всей этой пивной рекламой, и очень мужские. Как по мне, очень негостеприимные для женщин.

— Я же хотел это изменить. Я хотел сделать место, где будут чувствовать себя комфортно все – те, кто знает много о пиве, и те, кто ничего не знает, большие мужики с пивными пузами или 19-летние девушки. Так что наш первый бар был оформлен в светлых оттенках, немного женственный, я хорошо продумал и музыку, которую мы там ставили, и бокалы.

— Для меня было важно создать «полный пакет» того, что в моем мире является идеальной средой для потребления пива и наслаждения им. Очень многое влияет на то, как вы получаете удовольствие от пива. Дело не только во вкусе – важны и аромат, и ощущение во рту, и внешний вид пива. А в темном британском пабе трудно насладиться всем этим – особенно если там еще и накурено…

— WarPigs – это шаг в сторону. Мы в Европе прошли долгий путь с пивом, с крафтовым пивом, но я думаю, что мы что-то упустили – у нас нет возможности прийти куда-то, где можно пить очень свежее пиво. Когда вы разливаете пиво по бутылкам или кегам, его вкусы и ароматы уходят в сторону от того, что изначально задумал пивовар. Я хотел создать место, где мы могли бы показать людям IPA точно таким, каким мы его задумали – сваренный три дня назад, со всеми хмелевыми ароматами. Когда вы варите охмеленное пиво, с сухим охмелением, а затем разливаете его по бутылкам и отгружаете в далёкое путешествие — аромат меняется, это не 100-процентное восприятие.

— В WarPigs мы подаём пиво не старше недели. Оно всегда пребывает в закрытой среде, не подвергается никакому воздействию. Оно подается напрямую из бродильных ёмкостей в ёмкости для подачи, и оттуда поступает в краны – и это первый раз, когда пиво контактирует с открытой средой. Восприятие меняется. Когда я пью в WarPigs свое пиво – я пью ровно то, что я задумал, создавая рецепт.

— Чуть ли не каждый месяц я читаю статью о том, что с крафтовым пивом покончено, что оно достигло пика и так далее. Раз уж пивовары начали использовать воображение, как думаете, насколько далеко это может зайти? Куда всё пойдет?

— Мы ещё и не начинали. Я думаю, перемены будут, и это хорошо. С моей точки зрения говорить, что крафтовое пиво достигло пика – это совершенная глупость, потому что крафтовое пиво ещё очень, очень молодо. Посмотрите на первые американские пивоварни – им нет ещё и 50 лет. Это мир, который можно исследовать куда глубже. И он будет меняться.

— Крафтовое пиво сегодня не такое, как пять лет назад, и конечно, будет другим через пять лет – и это хорошо. Это заставляет меняться нас, пивоваров и потребителей. Очень трудно поспевать за тем, что происходит в этом мире, потому что сегодня варят пиво множество отличных ребят. Так много всего происходит, и все меняется каждый месяц – и я думаю, что ещё долго будет так продолжаться.

— Плюс к этому, мир огромен, и есть ещё много, много мест, где крафтовое пиво не развито. Например, Азия. Мы вложили много сил в Азию. Там очень мало крафтовых пивоварен, но сейчас всё начинается. Они набирают скорость – а у них множество других ингредиентов, других подходов к еде и напиткам, и я думаю, что мы будем вдохновляться тем, что происходит в Азии и Африке.

— Мы видим мало крафтового пива из Африки, но придет день, когда оно будет вдохновлять нас. Так что, думаю, перед нами лежит долгий путь. Я уверен, что крафтовое пиво будет развиваться еще много-много лет.

Источник: profibeer.ru

Mikkeller — культовая пивоварня, за короткое время завоевавшая признание во всем мире. Её создали датчане Миккель Борг Бъергсё и Кристиан Келлер, название пивоварни состоит из сочетания имени Миккель и фамилии Келлер. Кристиан вскоре покинул проект, но он создал маркетинговый вектор развития бренда.

Миккель Борг Бъергсё, математик и школьный учитель, который около трех лет варил пиво дома, для себя и близких друзей, а затем решил круто изменить свою жизнь и полностью погрузиться в искусство создания пива. Толчком для такого решения послужили крафтовые американские сорта, поразившие Миккеля своей неординарностью, и оглушительный успех его сорта Beer Geek Breakfast, который неожиданно для самого Миккеля стал лучшим в мире стаутом по рейтингу RateBeer 2005 года. Внутреннее чутье и решимость Миккеля себя оправдали полностью, сейчас он один из самых значимых крафтовиков на мировой пивной сцене.

Опыт Миккеля необычен не только фантастическим взлетом популярности его напитков, но и тем, что как и вначале своего пути, он предпочитает создавать напитки на чужих пивоварнях. Сам себя Миккель называет странствующим, цыганским пивоваром. Он много путешествует, его сорта рождаются в разных странах, на десятках самых разных пивоварен. Все мастерство и талант Миккеля в его голове, и он не любит привязываться к одному месту. Где бы мастер ни находился, он может создать новый отменный сорт буквально из того, что есть, один или совместно с другими крафтовыми пивоварами. Такой редкий дар чувствовать будущий напиток, еще не создав его, делает его пивоваренное искусство поистине уникальным явлением. По сути Миккель и есть сама странствующая пивоварня.

Сейчас пиво Миккеллер можно приобрести более чем в сорока странах мира, а фирменные пабы компании есть на разных континентах. Недавно Миккель стал владельцем пивоварни в Сан-Диего, где также варятся его знаменитые сорта. Также он организовывает регулярные пивные фестивали в Копенгагене и США. За время своего существования пивоварня создала сотни самых разных сортов, среди которых как классические, эталонные образцы, так и редкие, необычные, с причудливыми ингредиентами. Многие сорта занимают очень высокие позиции в сообществе RateBeer и считаются одними из лучших в мире.

Несмотря на успехи пивоварня не останавливается на достигнутом и двигается дальше.

Источник: rusbeershop.ru

Крафтовое пиво Mikkeller

Отсутствие собственной пивоварни? Для датского производителя крафтового пива Mikkeller это не проблема.

Как сварить хорошее пиво без пивоварни? Отсутствие собственных варочных цехов не сделало Миккеля Борга Бьергсё менее плодовитым на релизы. В своем письме он указывает, что выпустил около 600 вариантов пива за 8 лет. Такое количество обескураживает, ведь каждый релиз был сварен в новом месте.

Для всех сортов Бьергсё пишет подробные рецепты, которые чаще всего не повторяют друг друга. На выходе получается продукция, которая производится на различных пивоварнях по всему земному шару и поставляется в 40 стран, будоража своими артистичными этикетками умы любителей необычного пива.

На прошлой неделе вам понравился овсяный стаут (oatmeal stout) Mikkeller? Можете больше не ожидать его в продаже. Такова концепция, которой придерживались с самого начала. Большая часть пива Mikkeller производится только один раз, делая практически невыполнимой задачу попробовать все сорта, даже для тех, кто пристально следит за новинками этого бренда.

При производстве своих напитков Mikkeller старается не следовать общепринятым правилам и стилям — для него нормально добавить в APA (американский бледный эль) лакрицу, сдобрить традиционный ламбик порцией ревеня.

Недавно в магазине я заметил с десяток различных сортов пива от Mikkeller, чьи этикетки буквально кричали о себе с полок. Созданные трудом американского дизайнера Кейта Шора, который известен по работе с известной рок-группой Shins, Лейблы украшены розовыми и желтыми красками, мультяшными изображениями кофеварок в стиле френч-пресс. Отражая сущность производимых напитков, бренд Mikkeller является очень эклектичным.

«Я не боюсь, что такое разнообразие производимых сортов пива станет бедой для Mikkeller», — говорит Миккель, который изображен на фото. «Мне кажется, что именно из-за этого нас любят люди».

Создатели Mikkeller никогда не хотели, чтобы их детище стало еще одним пивоваренным брендом, именно поэтому они стали открывать фирменные бары и закусочные по всему миру. Шефы мишленовских ресторанов не считают зазорным просить Миккеля подобрать правильное пиво к их блюдам. У этого парня дела явно не стоят на месте.

Автор статьи: Gary Dzen/Boston Globe.
Перевод: Илья Кузнецов.

Источник: winestyle.ru

Ссылка на основную публикацию